Краткая биография

Игумен Петр (Мещеринов Валентин Андреевич) родился 4 сентября 1966 г. в Москве, в семье музыкантов. Получил музыкальное образование, сначала в Музыкальном училище при Консерватории им П.И. Чайковского, затем в самой Консерватории. В 1985 - 1987 гг. отслужил в Армии. Работал в оркестре МХАТа им. Чехова у Олега Ефремова, затем в оркестре Большого зала консерватории.

 

Рано осознал себя служителем Церкви. В 1990-1991 гг. работал алтарником в храме Знамения иконы Божией Матери (мч. Трифона) у метро Рижская. Затем проходил разные послушания в Свято-Даниловом монастыре - в качестве регента, уставщика, звонаря, помощника благочинного. В 1992 году принял монашеский постриг и был рукоположен в иеродиакона, в 1993 - в иеромонаха, в 1995 назначен настоятелем подворья Данилова монастыря в Подмосковье (в селе Долматово), где служит и сегодня. С 1992 по 1996 заочно обучался в Московской духовной семинарии. В 2003 году был возведен сан игумена.


В сентябре 2006 г. был награждён Святейшим Патриархом Алексием II орденом святителя Макария, митрополита Московского "За духовное просвещение" III степени.

Главным делом отца Петра является миссионерско-катехизаторская и просветительская деятельность. Он часто выступает с лекциями, участвует в семинарах, конференциях, образовательных чтениях. Уже много лет отец Петр читает курсы лекций как в светских, так и в духовных образовательных учреждениях, в том числе в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете.

 

Основная категория людей, к которым обращается отец Петр, - молодежь. Являсь заместителем руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодёжи (ЦДРМ) при Свято-Даниловом монастыре, о. Петр руководит школой молодёжного служения и отделением духовно-нравственного просвещения ЦДРМ.

 

Активная социальная позиция отца Петра проявляется в реальных делах. Сотрудники Школы молодежного служения, возглавляемой отцом Петром, берут на себя шефство над несколькими районными Центрами социального обслуживания. Они оказывают благотворительную помощь и непосредственно помогают медсестрам в уходе за больными в Детском отделении НИИ нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко РАМН, 1-й Городской больнице, Детском наркологическом диспансере НАН N12, а также духовно опекают Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей при ГУВД г. Москвы и другие учреждения. При Школе действуют молодежный хор, театральная студия, организуются молодежные вечера и паломнические поездки.

 

Автор книг: «Беседы о вере и Церкви» (М., Даниловский Благовестник, 2004), «Проблемы воцерковления», «Церковь и современность» (Киев, 2008), а также множества брошюр и статей, опубликованных в церковной печати.
В своих книгах и статьях о. Петр затрагивает самые животрепещущие темы, говоря о них честно и открыто, и вместе с тем очень трезво. Его книги и лекции многим людям помогли укрепиться в вере и расставить верные духовные ориентиры.

 

В свободное время занимается поэтическим переводом кантат Баха с немецкого.

Игумен Петр о себе в интервью изданию "Православие в Украине"

- Отец Петр, могли бы Вы рассказать о себе? Наши читатели впервые получили возможность познакомиться с вами. Уверен, что они будут вами заинтригованы. Вы - лицо монашествующее, в то же время глубоко разбираетесь в литературе, музыке, граждански активны.

- Я родился в Москве в семье музыкантов. Семья моя имеет глубокие дворянские корни, прослеживающиеся до XVII-го века. Мой отец занимался изучением генеалогического древа и восстановил родовые связи на несколько столетий вглубь.

 

- То есть Вы не по ту сторону «железного занавеса»?

- Действительно, иногда меня обвиняют в непатриотизме... а мне иногда хочется спросить своих обвинителей: «а вы знаете, как звали вашего прапрадедушку?» Я, например, знаю. Воевода Иван Мещеринов был тем самым военачальником, который осаждал и взял Соловецкий монастырь на пике противостояния старообрядцев и царской власти в XVII веке. Родственником рода Мещериновых по одной из женских линий был поэт М.Ю.Лермонтов, с моим прапрапрадедушкой Владимиром Мещериновым он учился в Благородном пансионе при Московском университете. Также Мещериновы были в родстве с фамилией Столыпиных. Интереснейшая судьба была у моего прадедушки по материнской линии. Звали его Пётр Леонидович Руженцев. Он был офицером, воевал в Японскую войну, был ранен. Потом, во время Первой мировой войны, из-за ранения служил в тылу. Когда пришла власть большевиков, его как офицера повели на расстрел. Прадед с семьей жили на Ходынке, там тогда были офицерские казармы. А у него было десять детей - моя бабушка, ее братья и сестры, которые это все видели... Но солдаты не расстреляли его, они его очень любили и не смогли этого сделать. Тогда комиссар сказал: «Вступай в партию, и казенная квартира останется за тобой». Прадед ответил, что «в вашу партию я ни за что не вступлю», и был просто выгнан на улицу с десятью детьми. Как-то перебивались. Потом уже, в 20-е годы, он был церковным старостой и за это был репрессирован. В самом начале 30-х годов, когда репрессии были не столь жестоки, он провел три года на Беломорканале. Потом жил в ссылке, правда, недалеко от Москвы, в Калуге - запрещено было жить в Москве. Таким был мой прадед, которым я очень горжусь и с которым даже чувствую некую духовную связь - меня в монашестве тоже назвали Петром.

 

Я очень благодарен своему роду за то, что он сформировал во мне нравственные ценности. Хотя семья не была атеистической (обе мои прабабки были полячками, и маму воспитывала сестра прабабушки, Казимира Богдановна Домашевич - она так вообще была истовой католичкой), я не получил в детстве религиозного воспитания. Но получил воспитание нравственное, потому что сохранились и передались старые русские семейные традиции. Семья моя очень большая и дружная, в ней много известных людей. Так, недавно умершая народная артистка СССР Людмила Шапошникова - моя тетка; брат её, тоже покойный, был известный дипломат; дядья и тётки мои - и люди искусства, и науки, и рабочие... Всегда в нашем родственном кругу были мир, согласие и любовь. Никогда у нас не делили квартиры, не писали друг на друга доносы. А это очень важно - мне бабушка рассказывала, что в очень многих семьях, и это широко известно, в эти «замечательные» 30-е годы писали друг на друга доносы, главным образом, из-за жилплощади... Как-то наша семья была от этого ограждена нравственным воспитанием.

 

Я часто вспоминаю рассказы бабушки о семье. В перерывах между офицерской службой ее отец, мой прадед, о котором я уже упомянул, работал бухгалтером на заводе в Коломне, содержа при этом всю свою семью. Это была обычная семья того времени: три языка, знание музыки, игра на фортепьяно, знание нот - это была норма семейного воспитания и образования. Все получили такое образование. Какой контраст по сравнению с советским временем, когда по семье, именно по культурной жизни, проехался каток! Некоторые сейчас ностальгируют по советскому времени, по советской семье; так вот, если сравнить обычную дореволюционную семью с советской, то налицо ужасающая примитивизация жизни! К счастью, через свою семью я имел возможность воспринять дух старой России.

 

- Как вы пришли к вере и затем - к монашеству?

- Даже не знаю... как-то так получилось. К христианству меня привел Бах, музыка Баха. Она меня всегда притягивала своей глубиной, тем, что стоит за ней. Именно на немецком языке я впервые прочитал евангельские строки - в баховских «Страстях». К принятию крещения в Православной Церкви меня подтолкнуло чтение Владимира Соловьева. А потом у меня засела максималистская мысль Достоевского о том, что служить Богу - не значит только ходить к обедне. Поэтому я пошел в монастырь. Вот так в нем и живу уже почти двадцать лет.

При подготовке использованы материалы статей "Киевская Русь" и "Православие в Украине"